.
V I I. СТАНОВЛЮСЬ ПЛОТНИКОМ

     Через некоторое время Леня Долинер переговорил с сотником строителей Иосифом Антоновичем Великим. Тот о моем переводе не возражал. И когда на общем разводе стали вызывать на строительные работы плотников, я тоже вышел. 
     На стройке Иосиф Антонович подошел ко мне и, делая вид, что ничего не знает, стал расспрашивать о моей прежней работе. Я откровенно признался, что плотником никогда не был. Хорошо знаю слесарное дело. 
     - Что же с тобой делать? - задумался сотник. 
     - А вы меня в паре с Леней поставьте, - попросил я, - и он меня быстро научит... 
     - Ладно, работай, - согласился Иосиф Антонович. Понизив голос он посоветовал: 
- Но смотри, когда Радомский придет на объект, бей гвозди, куда попало, только так, чтобы работа в руках кипела... 
     Этот совет я хорошо запомнил. Старался всегда на глазах у начальства делать вид , что очень старательно и быстро тружусь. Надо сказать, что благодаря моему другу Лене, я за короткое время освоил нехитрое плотницкое ремесло. 
     За все эти привилегии надо было расплачиваться с охраной...Прошло несколько дней, и когда наши жены в очередной раз появились возле лагеря, мы предупредили их: в передачах обязательно должна быть поллитровка самогона. 
     Намекнув, что такой «подарок» в следующий приход жен наверняка будет доставлен, мы стали просить бригадира взять нас на новый объект, где добывали строительные материалы. 
     На Сырце группа заключенных под охраной Мороза разбирала сараи, свинарники и другие постройки. Все это, вероятно, осталось от бывшего здесь колхоза или подсобного хозяйства воинской части. Вот мы этот материал - доски и бревна переносили на лагерную стройку. Нас было восемь человек. С собой взяли инструмент, запряглись сами в повозку и двинулись на разборку старых помещений... 
    

А у бригадира на уме была только бутылка. Несколько раз он спрашивал об этом. В конце концов пригрозил, что если шнапса не будет, то он с нас три шкуры спустит. 
     На месте построек, подлежащих разборке, мы сразу увидели наших жен. Повеселел и Мороз. Обе Ани первым делом вынули из своих корзинок по бутылке и отдали бригадиру. Понюхав содержимое, он удовлетворенно что-то промычал и стал нахально рыться в принесенной еде, ища себе подходящую закуску. Забрал большую часть сала, кусок хлеба и несколько луковиц и ушел пьянствовать с полицаями. 
     Ну, а нам это только было на руку. Пока наши охранники занялись выпивкой, мы хоть смогли спокойно поговорить...Утирая слезы, женщины смотрели на нас, похудевших, оборванных, избитых и голодных. Моя Аня призналась, что когда первый раз пришла, то вид у меня был душевнобольного человека. 
     - А сегодня? - спросил ее Леня. 
     - Теперь, слава тебе Господи, немножко отошел... Появился довольный и раскрасневшийся от выпитого Иван Мороз. Предупредил, чтобы быстрее заканчивали разговор. Мы сразу попрощались. Наготове у нас уже стояла полная повозка, груженная стройматериалами. Запряглись в нее вместо лошадей и двинули в сторону лагеря...
<...................................>

_____________________________________________________________________________________

п