.

Александр Быстряков

Соломон Михоэлс в Днепропетровске

     В мае 1925 г. в Екатеринослав на свои первые гастроли приехал Московский Государственный еврейский театр (ГОСЕТ). Его недавно преобразовали из Еврейского камерного театра, в свою очередь созданного на основе переведенной из Петрограда Еврейской школы сценического искусства и ее театра-студии. Именно сюда в 1918 году пришел 28-летний выпускник юридического факультета университета Шломо Вовси. Он взял себе псевдонимом имя отца - Михоэлс. Создателем и руководителем школы и студии, а затем камерного театра был Алексей Михайлович Грановский (Абрахам Азарх). В Москве, еще во времена камерного театра на Малой Бронной, произошла встреча С. Михоэлса и Вениамина (Беньйомина) Зускина, ставших друзьями и создавших славу ГОСЕТу - первому в мире театру на идиш, субсидированному государством. Отметим, что в Москве был еще один еврейский театр - «Габима», созданный в холодной и голодной Москве в 1917 году Наумом Цемахом при мощной поддержке главного раввина Москвы Якова Мазе. Этот театр работал на иврите, позже он выехал в Эрец-Исраэль, осуществив свою изначальную цель.
     ГОСЕТ показал в Днепропетровске четыре спектакля: «Колдунья», «200000», «Три еврейские изюминки», «Ночь на старом рынке». 
     В «Колдунье» Гольдфадена роль колдуньи Бобе-Яхне играл В. Зускин, роль Гоцмана - Соломон Михоэлс.
     В спектакле «200000» Шолом-Алейхема Михоэлс сыграл Шимеле Сорокера - бедного, но гордого портняжку, выигравшего баснословные деньги и тут же обворованного жуликами. Свата Соловейчика сыграл В. Зускин. В «Ночи на старом рынке» И. Л. Переца играли всё те же С. Михоэлс и В. Зускин. Оформлял спектакль Роберт Фальк. 
О «Трех еврейских изюминках» И. Добрушина и Н. Ойслендера городская газета «Звезда» писала: «первая изюминка - пародия на мещанский жанр театра, вторая - на американский театр, и в третьей изюминке хасидская братия хоронит... тот быт, который был разворочен революцией».
В следующем, 1926-м году ГОСЕТ привез в Екатеринослав, помимо этих спектаклей, две новые постановки: «10-я заповедь» - оперетту-памфлет А. Гольдфадена и И. Добрушина, и музыкальную комедию «Шиндль» («Товарищ из центра»).
     В мае-декабре 1928 года ГОСЕТ гастролировал в Германии, Франции, Бельгии, Голландии, Австрии. А. Грановский остался на Западе, и театр возглавил С. Михоэлс. Он создает при театре студию, куда набирали учеников во время гастролей по городам Украины и Белоруссии.
Первый выпуск студии потом работал в ГОСЕТе, на основе второго выпуска был создан еврейский театр в Биробиджане.
     Сезон 1932-1933 года театр не работал из-за ремонта, тогда же заставили заменить росписи зала, выполненные М. Шагалом еще во времена Камерного театра.
     В 1934 году ГОСЕТ вновь гастролирует в нашем городе (подробный рассказ об этом читайте в статье Н. Чабана - прим. ред.).
     В 1935 году - снова. Кроме «200000» и «Колдуньи», днепропетровцы увидели «Четыре дня» и водевиль французского драматурга Лебиша «Миллионер, дантист и бедняк» в постановке режиссера из Франции Леона Муссинака. Дантиста играл С. Михоэлс, бедняка - В. Зускин. А главное - впервые в Днепропетровске увидели «Короля Лира» (Перевод на идиш Шмуэля Галкина, постановка С. Радлова и С. Михоэлса. Имеются сведения о том, что в постановке участвовал также выдающийся украинский режиссер Лесь Курбас, позже погибший в сталинских застенках.). Лира играл С. Михоэлс, Шута - В. Зускин. Игру С. Михоэлса прекрасно понимали и зрители, не знавшие идиш.
     Знаменитый английский режиссер и шекспировед Гордон Крэг, приехавший в Москву на шекспировский фестиваль в апреле 1935 года и не пропустивший ни одного спектакля, где играл Михоэлс, писал о своих впечатлениях: «...Подлинной неожиданностью, без всякого преувеличения потрясением, оказался для меня «Король Лир»! Должен сказать, что эта пьеса является для меня самой близкой и любимой из всего шекспировского репертуара. Поэтому я шел в театр с нескрываемым недоверием. Но вот я в партере... Я понял, что с такого спектакля уходить нельзя... я не припомню такого актерского исполнения, которое потрясло бы меня так глубоко до основания, как Михоэлс своим исполнением Лира... Теперь мне ясно, почему в Англии нет настоящего Шекспира в театре. Потому что там нет такого актера, как Михоэлс».
1936 год. Вновь в Днепропетровске «200000», «Король Лир», «Три еврейские изюминки» и две новые постановки: одна о еврейском Робин Гуде - «Разбойник Бойтро» Моше Кульбака (постановщик С. Михоэлс, художник А. Тышлер), вторая - «Стена плача» Мизадронцева - о времени английского мандата на управление Палестиной. 
     Соломон Михоэлс в одной из статей писал: «Днепропетровск наш театр любит особой любовью. Из года в год мы приезжаем сюда, встречая чуткого, внимательного, активно реагирующего зрителя. Новая встреча с этим зрителем 1936 года дала нам такую же радость и такое же удовлетворение, как и в прошлые годы...». В другой статье он отмечает: «...Гастроли ГОСЕТ в Днепропетровске уже давно потеряли свой случайный, «гастрольный» характер».
В последний раз ГОСЕТ приехал в Днепропетровск в 1939 году, в свой юбилейный год, когда театр отметил двадцатилетие. В связи с юбилеем С. Михоэлс был награжден орденом Ленина, ему было присвоено звание народного артиста СССР. В Зускин стал народным артистом РСФСР. Кроме «Короля Лира», театр привез совершенно новый репертуар: «Суламифь» А. Гольдфадена, «Гершеле Острокалер» - о похождениях еврейского шута, - «Беспокойная старость» Рахманова, «Пир» Переца Маркиша, две пьесы Шмуэля Галкина - «Бар Кохба» и «Герои» - и, наконец, «Тевье-молочник» Шолом-Алейхема. Тевье - это была последняя роль Михоэлса.
Спектакль «Король Лир» 23 июня транслировался по радио. Причем - на идиш.
     ...А в январе 1948 года в Минске Соломона Михоэлса не стало. На его похоронах Илья Эренбург сказал: «Еврейский народ в войне потерял шесть миллионов человек, Михоэлс - седьмой миллион...». 

_____________________________________________________________________________________________

 

п