ЭНЕРГИЯ ОШИБКИ.
(фрагмент)

     Kак известно, прототипом Митрофанушки Простакова послужил Денису Ивановичу Фонвизину юный Алеша Оленин. Открываем: «Книговедение. Энциклопедический словарь». Изд. «Советская энциклопедия» М. 1981г, стр.380.
     «Оленин Алексей Николаевич. [28.11 (9.12) 1763 Москва - 17.04.1843 Петербург], рус. историк, палеограф. художник, гос. деятель. Член Российской академии (с 1786), почетный член (с. 1804) и президент (с 1818) AX (Академии Художеств - А.С.), директор Публичной библиотеки (с 1811). Способствовал организации научных работ в области истории и археологии, и превращению Публичной библиотеки в национальное книгохранилище. Совместно с А.И. Ермолаевым разработал план сбора и хранения здесь памятников отечеств. письменности, наметил план издания русских летописей и переводов зарубежных источников по истории России. В 1815м году выдвинул идею собирания в б-ке коллекции «Россика». Составил «Опыт нового библиографического порядка для Санктпетербургской библиотеки (1809). Робота О. «Письмо графу А.И.Мусину-Пушкину о камне тмутараканском...» (1806) положила начало русской эпиграфике». Пожалуй, в русской библиографии Алексей Николаевич Оленин значит не меньше, чем Денис Иванович Фонвизин в русской литературе.
     Можно ли предположить, что Митрофан Простаков, «недоросль», т.е., скорее юноша, но отнюдь не младенец, особенно в понятиях того времени: Рассадин в кн. «Сатиры смелый властелин» сопоставляет его с. Петрушей Гриневым, как известно, шестнадцатилетним и уже начинающим воинскую службу, возможно ли, чтобы он к зрелому возрасту превратился в образованейшего человека, «в каковом качестве» известен потомкам и представлен цитированным выше «Словарем...»? Вряд ли. Трудно, однако, предположить, что великий Денис Иванович от начала до конца списывал Митрофана с натуры. Скорее наткнулся на эпизод или фразу, из которой, как из зерна вырос образ (хотя Станиславского Фонвизин и не читал). Было это знаменитое  «Не хочу учиться, хочу жениться»? Сомнительно: чересчур непохоже на всю дальнейшую биографию Оленина. Зато короткий диалог о двери, как нельзя более подходящ логически (цитирую по памяти, но близко к тексту): 
  

«Стародум: Дверь - это существительное или прилагательное? 
     Митрофан: Котора дверь? 
     Стародум: (указывает): Да хоть бы вот эта.
     Митрофан: Эта прилагательна, потому как приложена к месту. А вот в чулане у нас шеста неделя дверь стоит, еще не навешена, та пока существительна».
     Согласитесь: такой диалог трудно придумать (что не значит - невозможно: я ведь только догадываюсь), а угадать за кажущейся тупостью оригинальное мышление дано не всем. Денис Иванович не угадал. И, может быть, из этой ошибки вырастил «Недоросля»? У гениев - гениальные ошибки...
 
п